Ревматоидный артрит современные методы диагностики

Методы исследования при ревматических заболеваниях

Для диагностики ревматических заболеваний используются различные методы исследования, среди которых важнейшее место занимают лабораторно-инструментальные исследования.

Физикальное исследование

Расспрос больного

Основным симптомом ревматических болезней является боль в суставах, обусловленная патологическим процессом в суставах и околосуставных тканях. Возникновение болей нередко связано с физической перегрузкой сустава, растяжением его сухожильно-связочного аппарата, раздражением синовиальной оболочки остеофитами, микроциркуляторными расстройствами, изменяющимися метеорологическими условиями и обменными нарушениями в костях сустава.

Боли нередко имеют эмоциональную окраску, приводящую к развитию депрессии и психогенных артропатий, при которых отсутствуют органические изменения в суставах даже при многолетнем наблюдении. Диагностическое значение имеют характер, длительность, интенсивность и время появления болей. Так, при ревматоидном артрите боли имеют ноющий характер, усиливаются во второй половине ночи и уменьшаются после начала движения.

Характерным является чувство скованности в суставах по утрам. Деформирующий остеоартроз сопровождается тупыми, ноющими болями, усиливающимися к концу дня после физической нагрузки и в первой половине ночи. Боли уменьшаются к утру и в покое. Нередко больные жалуются на мышечную слабость в прилежащих к пораженным суставам областях.

Анамнез

Важное значение имеет тщательно собранный анамнез.

  • Необходимо установить начало, течение и длительность заболевания. Подагра и инфекционный артрит развиваются внезапно, а ревматоидный артрит и деформирующий остеоартроз – постепенно. По течению поражение суставов может быть рецидивирующим (при подагре), мигрирующим (при ревматизме и вирусных артритах), непрерывно прогрессирующим (при ревматоидном артрите, синдроме Рейтера) и хроническим (при деформирующем остеоартрозе).
  • Поражение суставов может быть острым (менее 6 недель) и хроническим (более 6 недель).
  • Ревматические заболевания могут протекать с поражением одного (моноартрит), двух-трех (олигоартрит) и более чем трех суставов (полиартрит).
  • Следует уточнить, перенес ли больной или члены его семьи какие-либо инфекции (носоглоточные, кишечные, урогенные) незадолго до возникновения симптомов поражения, выявить неблагоприятное воздействие внешней среды (охлаждение, инсоляцию, травмы).

Осмотр больного

Состояние больных может быть удовлетворительным, средней тяжести и тяжелым. При осмотре выявляют припухлость суставов, обусловленную воспалительным отеком синовиальной оболочки и мягких тканей, окружающих сустав, и иногда выпотом в суставные полости. При хроническом артрите развивается дефигурация (изменение формы) суставов вследствие гипертрофии синовиальной оболочки и фиброзно-склеротических процессов в периартрикулярной ткани. Возможно обнаружение деформации суставов – стойкое изменение формы суставов за счет костных разрастаний. Припухлость сустава следует отличать от припухлости околосуставных тканей. Пальпация и баллотирование позволяют иногда выявить выпот в полости суставов и отличить его от утолщения синовиальной оболочки, капсулы или кости. Нередко припухлость выявляется только с одной стороны сустава, что может быть обусловлено воспалительными изменениями связок, сухожилий или синовиальных сумок. Пораженные суставы необходимо сравнивать с симметричными здоровыми.

Признаком воспаления может быть повышение температуры кожи над суставом. Гипертермия обычно сопровождается изменением цвета кожи. Так, ярко-красная окраска кожи характерна для артрита большого пальца стопы у больных подагрой, малиново-красный – для псориатического артрита.

Обязательным при физикальном обследовании является определение объема движения каждого пораженного сустава. Определяют объем активных и пассивных движений во всех направлениях (сгибание, разгибание, отведение, приведение, супинация и пронация). Ограничение движений может быть связано с болью и выпотом, развитием фиброзных и костных анкилозов, главным образом при хроническом течении заболевания. При движении в суставах могут возникнуть щелчки, источником которых могут быть внутрисуставные образования или сухожилия. Например, трение между бедренной и большеберцовой костями может сопровождаться щелчками в коленном суставе.

Патологические изменения суставов нередко сопровождаются поражением прилежащих к ним мышц, в которых развиваются воспалительные и гранулематозные изменения, васкулиты и дегенеративно-дистрофические процессы. Клинически поражения мышц проявляются слабостью и атрофией, но они обычно не являются основными симптомами заболевания. Единственное ревматическое заболевание, при котором поражение мышц определяет клиническую картину, является дерматомиозит.

Ревматические заболевания сопровождаются разнообразными поражениями кожи. Эритему в виде бабочки в области спинки носа выявляют при системной красной волчанке; многоморфную экссудативную эритему, округлые розовато-красные пятна или папулы на тыле кистей и стоп при синдроме Стивенса–Джонсона и дерматомиозите. Возможно развитие крапивницы – аллергической реакции немедленного типа, которая может быть острой и хронической. Хроническая крапивница характерна для системной красной волчанки, ревматоидном артрите и др.

Характерным симптомом являются узлы различной величины и плотности, расположенные в глубоких слоях кожи и подкожной клетчатки. Например, при ревматоидном артрите узелки обнаруживают в области олекранона. Подагрические узлы, отложения кристаллов мононатриевого урата – в сухожилиях, хрящах, синовиальных оболочках суставов. Наиболее частая локализация – ушные раковины, область локтей, коленных суставов, пальцев кистей и стоп.

При обследовании состояние костно-мышечной системы изучают как в статике, так и динамике. Необходимо установить патологические отклонения походки – хромоту, неравномерность длины шага, движение с преимущественной опорой на пятки, ходьбу на прямых ногах из-за невозможности сгибательно-разгибательных движений в коленных суставах. Следует установить способность больного подниматься и спускаться по лестнице.

Лабораторные методы исследования

Стандартное обследование включает общий анализ крови, исследование СОЭ и С-реактивного белка. Повышение СОЭ и появление С-реактивного белка происходит при инфекционных и аутоиммунных болезнях, артритах, у беременных и пожилых.

Определение ревматоидного фактора, антинуклеарных антител, комплемента и титра антител к стрептолизину-О не имеют диагностического значения при минимальных или неспецифических поражениях суставов и соединительной ткани. Проведение этих серологических исследований показано только при выраженных симптомах соответствующих заболеваний.

Диагностическое значение имеют высокий титр антинуклеарных антител и их иммунофлюоресцентное окрашивание. Наличие антител к нативной ДНК подтверждается краевым (периферическим) свечением, что характерно для системной красной волчанки.

Биохимическое исследование мочевой кислоты в сыворотке проводят для диагностики подагры.

При острых и хронических моноартритах, выпоте в сустав после травмы и подозрении на инфекционный, кристаллический артрит или гемартроз проводят пункцию сустава и аспирацию синовиальной жидкости. Оценивают общий вид и вязкость синовиальной жидкости, подсчитывают в ней количество лейкоцитов, окрашивают по Граму, проводят посев по показаниям и определяют чувствительность к антибиотикам. Наличие кристаллов определяют с помощью поляризационной микроскопии.

  • При невоспалительном поражении сустава синовиальная жидкость прозрачная, янтарного цвета, вязкая (капля, выпущенная из шприца, вытягивается в длинную нить), количество лейкоцитов менее 2000 мкл -1 .
  • При воспалительном поражении синовиальная жидкость непрозрачная, желтая, вязкость снижена (нити после капли отсутствуют), количество лейкоцитов превышает 2000 мкл -1 , преобладают нейтрофилы.
  • При гемартрозе синовиальная жидкость имеет геморрагический характер.
  • При гнойных артритах синовиальная жидкость густая, мутная, с пониженной вязкостью, количество лейкоцитов превышает 50000 мкл -1 , преобладают нейтрофилы. Синовиальную жидкость окрашивают по Граму и проводят посев.
  • Кристаллы урата натрия в синовиальной жидкости при подагре игольчатые, длинные, с отрицательным двойным лучепреломлением; кристаллы пирофосфата кальция дигидрата при псевдоподагре короткие, ромбовидные, с положительным двойным лучепреломлением.

Инструментальные методы диагностики

Рентгенологическое исследование имеет большое значение в диагностике, оценке тяжести поражения суставов и последующей динамики процесса. Ранними рентгенологическими признаками большинства хронических артритов являются утолщение мягких тканей или околосуставной остеопороз. При прогрессировании заболевания развиваются обызвествление мягких тканей, хрящей, костей, сужение и неравномерность суставных щелей, эрозии, кисты субхондриального отдела костей, остеосклероз, остеофиты, костный анкилоз. Дальнейшее обследование при детальном и правильном анализе результатов рентгенологического исследования обычно не требуется.

Ультразвуковое исследование (УЗИ) имеет ограниченные показания для применения. Метод используют для выявления поражения мягких тканей, синовиальных кист и повреждений сухожилий.

Сцинтиграфия – чувствительный, но недостаточно специфичный метод диагностики воспалительных и метаболических поражений костей и околосуставных мягких тканей, не позволяющий иногда различать эти поражения. Используют 99m Tc, лейкоциты, меченные 111 In, и 67 Ga.

Компьютерная томография (КТ) – эффективный метод диагностики, позволяющий получить изображение сагиттальных, фронтальных и горизонтальных срезов всех суставов. КТ дает возможность выявить саркоилеит, остеоид-остеолиз, суставные мыши, остеомиелит и остеонекроз.

Магнитно-резонансная томография (МРТ) имеет высокую разрешающую способность и превосходит рентгеновское исследование и КТ в диагностике внутрисуставных нарушений, повреждений мягких тканей, подвывихов или артритов межпозвоночных суставов. МРТ позволяет выявить остеонекроз и остеомиелит. МРТ не имеет побочных эффектов и ионизирующего излучения. Но высокая стоимость и большая продолжительность исследования ограничивают применения МРТ. Проводят это исследование лишь в отдельных случаях, когда более простые и дешевые методы не дают достаточную информацию.

Диагностика артрита: клинический осмотр, лабораторные и инструментальные методы

Для диагностики артрита применяется следующий алгоритм:

  1. Клинический осмотр.
  2. Лабораторные методы исследования.
  3. Инструментальные методы исследования.

Клинический осмотр

Обычно для правильной диагностики и уточнения этиологии артрита необходима консультация узкого специалиста:

  • ревматолога (для исключения ревматоидного, реактивного артритов),
  • травматолога (для исключения посттравматических артритов),
  • дерматолога (для исключения псориаза),
  • инфекциониста (для исключения инфекционных заболеваний, течение которых может осложниться артритами – иерсиниоза, гепатита и прочих),
  • фтизиатра (для исключения туберкулезного артрита) и других.

Клинический осмотр у специалиста начинается с подробной беседы, во время которой врач собирает:

  • анамнез заболевания (подробно расспрашивает о симптомах, длительности заболевания, связи симптомов с физической нагрузкой и других особенностях течения заболевания),
  • анамнез жизни (выясняет наличие вредных привычек, сопутствующих заболеваний, особенности образа жизни, предшествующих травм и операций),
  • семейный анамнез (наличие или отсутствие предрасположенности к определенной патологии).

Далее следует непосредственно осмотр, который включает:

  • выявление внешних изменений пораженного сустава (деформация, отек, гиперемия);
  • выявление болезненности в суставе (в покое, при пальпации и при движении);
  • определение объема движений в суставе;
  • определение мышечного тонуса;
  • исследование чувствительности.

Затем специалист назначает необходимые лабораторные исследования для подтверждения диагноза.

Лабораторная диагностика артрита

  • Общий анализ крови. Изменения в общем анализе крови зависят от разновидности артрита. Их может вообще не быть или они могут быть минимальными (во время ремиссии при хронических артритах). Для всех острых артритов и хронических в стадии обострения характерно ускорение СОЭ. При инфекционном артрите бактериальной этиологии наблюдается также повышение количества лейкоцитов со сдвигом формулы «влево». Если артрит носит аллергический характер, то может быть повышение количества эозинофилов.
  • Биохимический анализ крови:
  • нарушение соотношения между белковыми фракциями – наблюдается при многих вида артритов и говорит о наличии воспалительного процесса;
  • мочевая кислота, серомукоид – повышаются при подагре;
  • сиаловые кислоты – повышаются при острой фазе воспаления, подагре;
  • фибриноген – повышается в острой фазе воспаления.
  • Иммунологические показатели:
  • С-реактивный белок – неспецифический показатель, говорит о выраженном воспалительном процессе и повышается при многих видах артритов (реактивном, ревматоидном, инфекционных и других);
  • ревматоидный фактор – повышается при ревматоидных артритах;
  • антинуклеарные антитела (АНА) – могут повышаться при ревматических процессах, системных заболеваниях соединительной ткани (системная красная волчанка, склеродермия и другие);
  • антитела к односпиральной ДНК (антитела к ds DNA) и к двуспиральной ДНК (антитела к ss DNA) – являются разновидностью АНА, повышаются при ревматоидном артрите и некоторых других заболеваниях;
  • циркулирующие иммунные комплексы – также могут повышаться при ревматоидном артрите;
  • α-1-кислый гликопротеин – повышается в острой фазе воспаления (при реактивном, ревматоидном и некоторых других артритах).
  • Другие узкоспециализированные исследования:
  • уровень комплемента (увеличивается при системной красной волчанке, а С3 и С4 компоненты комплемента обычно снижаются при ревматоидном артрите);
  • уровень специфических иммуноглобулинов;
  • специфические антитела, направленные против некоторых видов инфекций (могут запускать аутоиммунный процесс);
  • генетические исследования (анализ на антиген HLA — B 27) – проводятся при некоторых видах реактивных артритов.

Инструментальные методы исследования для диагностики артрита

Рассмотрим различные инструментальные методы, которые могут применяться для диагностики артрита.

Рентгенография сустава

Это основной метод диагностики артрита суставов. Он является безболезненным, неинвазивным, несет небольшую лучевую нагрузку на организм (в отличие от компьютерной томографии).

Используется обычно неоднократно, вначале для диагностики артрита, затем – для контроля динамики процесса во время лечения.

Рентгенография может определить состояние костных структур, полости сустава, но не визуализирует состояние мягких тканей (мышц, суставных дисков, связок). Она выявляет:

  • наличие травматических повреждений;
  • некоторые воспалительные изменения (например, если инфекционный процесс затрагивает костную ткань);
  • новообразования костной ткани;
  • деструкцию и деформацию суставных поверхностей кости, наличие разрастаний костной ткани (остеофитов);
  • характер изменения полости сустава (ее сужение, наличие в ней инородных тел – костных отломков, «суставной мыши» и других).

Рентгенография может проводиться в нескольких проекциях:

По показаниям могут также проводиться снимки при выполнении функциональных проб (во время максимального сгибания и разгибания в суставе). Функциональные пробы обычно используются при диагностике поражений позвоночника.

Обычно, помимо пораженного сустава, одновременно проводится рентгенография симметричного «здорового» сустава (с целью сравнения).

Ультразвуковое исследование сустава

Относится к вспомогательным методам. Большая плотность костной ткани не всегда дает возможность получить четкое изображение суставной полости. Поэтому УЗИ обычно используется для диагностики артритов крупных суставов, которые расположены поверхностно и легко визуализируются со всех сторон с помощью ультразвукового датчика (коленный, локтевой, плечевой суставы, реже – тазобедренный сустав и позвоночник).

Компьютерная томография

Компьютерная томография позволяет рассмотреть рентгенологические срезы отдельных структур сустава. В результате изображения представляется в виде поперечных и продольных срезов. В отличие от обычной рентгенографии, позволяет визуализировать состояние мягких тканей (но не так четко, как при магнитно-резонансной томографии). Если компьютерная томография используется для диагностики заболеваний позвоночника, то она часто применяется совместно с миелографией для уточнения состояния мягкотканных структур спинного мозга.

Метод очень информативен, но предполагает большую лучевую нагрузку рентгеновскими лучами, поэтому используется обычно только в спорных ситуациях для уточнения диагноза, а также для получения более «четкой» картины костной такни (остеофиты, отломки в полости сустава).

К тому же, компьютерная томография требует больших финансовых затрат для стационара и/или для пациента (во многих диагностических центрах проводится только за отдельную плату).

Магнитно-резонансная томография

В отличие от компьютерной томографии, является безопасной, так как исследование проводится с использованием электромагнитных волн, а не рентгеновских лучей, поэтому может применяться неоднократно у одного и того же пациента. Дает более четкую визуализацию костных структур и мягких тканей. Однако оборудование для данного исследования дорогостоящее, позволить себе его приобретение и обслуживание может далеко не каждый стационар или диагностический центр. А самостоятельно оплатить данное исследование смогут очень немногие пациенты.

При некоторых видах поражения применение магнитно-резонансной томографии является незаменимым (например, для диагностики изменений нервных структур, мышц, связок, межпозвоночных дисков и других).

По результатам магнитно-резонансной томографии получают изображение в виде серии поперечных и продольных срезов в цифровом формате.

Сцинтиграфия

Это метод лучевой диагностики, основанный на введении радиофармпрепарата 99сТс в организм. Используется в основном при подозрении на наличие синовита и для выявления патологических изменений костной ткани. После введения препарат избирательно накапливается в изучаемом органе, что выявляется на серии рентгенологических снимков.

Если есть активное воспаление синовиальной оболочки, то это выглядит как диффузное накопление 99сТс в этой зоне.

Метод отличается большей чувствительностью, чем обычная рентгенография и способен выявлять патологические изменения на более ранних стадиях.

Артроскопия

Является инвазивным методом. Чаще всего проводится для диагностики артрита коленного сустава, так как он является крупным, доступен всестороннему осмотру и удобен для пункции.

При артроскопии коленного сустава осмотру доступны синовиальная оболочка, верхняя поверхность менисков, передняя и задняя крестовидные связки, суставной хрящ. При синовите отмечается утолщение и гиперемия синовиальной оболочки, утрата своей прозрачности ворсинами и их увеличение. Часто в полости сустава обнаруживаются лежащие свободно или фиксированные на синовиальной оболочке сгустки фибрина или детрит хряща.

Во время артроскопии есть возможность взятия биопсии пораженных тканей или суставной жидкости с целью последующего морфологического и бактериологического исследования, а также внутрисуставного введения лекарственных препаратов.

Пункция сустава

Инвазивная процедура. Может проводиться с лечебной и диагностической целью.

Показаниями к пункции являются:

  • получение синовиальной жидкости для последующего микроскопического и бактериологического исследования с целью уточнения диагноза;
  • введение лекарственных препаратов в полость сустава;
  • контроль эффективности терапии;
  • удаление крови из суставной полости после травмы или гноя при инфекционном процессе.

Артрография

Артрография – рентгенографическое исследование сустава. Может выполняться путем введения в полость сустава газа (кислорода, закиси азота) – пневмоартрография или водорастворимых йодистых рентгеноконтрастных препаратов.

Метод применяется для уточнения состояния хрящевой ткани и мягких тканей (суставной сумки, связок, менисков) с целью выявления их патологических изменений.

Острый артрит, а также повышенная чувствительность к препаратам йода являются противопоказаниями к данной методике.

Миелография

Узкоспециализированная методика, применяемая для диагностики заболеваний позвоночника, а именно, состояния мягких тканей (спинного мозга, нервных корешков). Используется совместно с компьютерной томографией.

Проводится путем введения рентгеноконтрастного вещества в спинномозговой канал.

Контрастная дискография

Выявляет патологические изменения в межпозвоночных дисках путем введения в диск контрастного вещества.

Электроспондилография (ЭСГ)

Используется для оценки состояния позвоночного столба. Позволяет выявить изменения на ранних стадиях, уровень поражения, стадию, а также используется для контроля за процессом лечения.

Новые методы диагностики и лечения ревматоидного артрита

Согласно проведенным статистическим исследованием в России не более 1% пациентов, страдающих ревматоидным артритом (РА), имеют возможность получать адекватное лечение, что связано, в основном, с высокой стоимостью терапии. Такой вывод сделали специалисты, собравшиеся на V школе ревматологов в Москве.

Ученые считают, что реальное число пациентов с ревматоидным артритом намного больше того, что выявлено на данный момент. Так, по официальным данным ревматоидным артритом болеют в России около 300 тысяч человек, но в реальности эта цифра в 2.5 раза выше. В масштабах всего мира ревматоидный артрит также является серьезной проблемой, с которой уже столкнулись более 20 миллионов пациентов из разных стран.

Согласно проведенным статистическим исследованием в России не более 1% пациентов, страдающих ревматоидным артритом (РА), имеют возможность получать адекватное лечение, что связано, в основном, с высокой стоимостью терапии. Такой вывод сделали специалисты, собравшиеся на V школе ревматологов в Москве. Ученые считают, что реальное число пациентов с ревматоидным артритом намного больше того, что выявлено на данный момент. Так, по официальным данным ревматоидным артритом болеют в России около 300 тысяч человек, но в реальности эта цифра в 2.5 раза выше. В масштабах всего мира ревматоидный артрит также является серьезной проблемой, с которой уже столкнулись более 20 миллионов пациентов из разных стран.

Большое различие между официальными и реальными данными объясняется затруднениями при диагностике ревматоидного артрита, поскольку заболевание на ранней стадии развития часто скрывается под маской других недугов. При ревматоидном артрите зачастую поражаются не только суставы, но и жизненно важные органы, поэтому инвалидизация и смертность от РА, не смотря на меры, предпринимаемые по лечению пациентов, до сих пор остаются высокими.

Таким образом, диагностика ревматоидного артрита и лечение на сегодняшний день представляют актуальную проблему медицины, которая требует своевременного решения. Ученые из разных стран достигли больших успехов в борьбе с опасным аутоиммунным заболеванием — ревматоидным артритом. Однако стандартная терапия РА не дает возможности обеспечивать длительную ремиссию, и неприятные симптомы возвращаются вновь и вновь.

Какие новые методы диагностики сегодня используются и предлагаются специалистами для обследования пациентов с подозрением на ревматоидный артрит?

В европейских странах в настоящее время для раннего выявления РА получила распространение МРТ (магниторезонансная томография).

Генетики из Университета Манчестера под руководством Джейн Уортинг получили доказательств тому, что ген, отвечающий за возникновение РА, находится в участке 6-ой хромосомы. В результате мутации данный ген изменяет свои свойства, что и является причиной развития РА, который проявляется, прежде всего, воспалением суставов. Возможно, что в скором времени генетический анализ крови позволит выявлять пациентов, имеющих предрасположенность к РА, и проводить эффективную профилактику до того, как за заболевание даст о себе знать.

Стандартная терапия РА включает назначение нестероидных противовоспалительных препаратов, глюкокортикоидов. На более поздней стадии заболевания и у пациентов, резистентных к проводимому лечению, показано назначение метотрексата и сульфосалазина. Однако не всем пациентам помогает подобная терапия. В лечении ревматоидного артрита последние годы наметился серьезный прорыв.

Успехи, в терапии РА особенно стали заметны после того, как во врачебную практику были внедрены препараты на основе моноклональных антител. В частности, в настоящее время в Великобритании лечение пациентов с РА производится ритуксимабом. Этот средство напрямую воздействует на клетки иммунной системы (В-лимфоциты). Известно, что данным клеткам принадлежит одна из ведущих ролей в развитии воспалительной реакции при РА.

Кроме того, для терапии РА одобрены препараты Golimumab и Certolizumab pegol, которые также представляют собой моноклональные антитела, и используются в лечении пациентов с РА тяжелой и умеренной степени тяжести. Преимущество данных препаратов заключается в том, что они начинают действовать уже с первой недели применения, а эффект от курса такой целенаправленной иммунотерапии держится до 1 года. Работа в области создания новых препаратов моноклональных тел продолжается. На стадии клинических испытаний сейчас находятся: Тоцилизумаб, Ocrelizumab и Denosumab.

Известно, что моноклональные антитела обладают более сильной противовоспалительной активностью, чем метотрексат. К сожалению, в России использование препаратов на основе моноклональных антител пока ограничено из-за их высокой стоимости. В связи с этим лишь 1 % пациентов может получать противовоспалительную терапию в нужном объеме.

Европейские ученые не останавливают разработки более современных препаратов для иммунотерапии РА. Например, компания Neovasc (Франция) разрабатывает лекарство, под рабочим названием TNFα-Kinoid. Это иммунотерапевтическое средство, как надеются ученые, сможет стать альтернативой моноклональным антителам. TNFα-Kinoid планируется использовать для терапии тех пациентов, у которых препараты моноклональных антител не вызвали положительного эффекта. Пока разработка прошла только первую стадию доклинических испытаний, но в скором времени ожидается проведение двойного слепого плацебо-контролируемого исследования, которое будет проводиться в европейских клиниках.

Еще одну методику лечения ревматоидного артрита опробовали ученые из Университета Ньюкасла под руководством Джона Исаакса. Исследователи открыли эффективный способ подавления воспаления аутоиммунного генеза, воздействуя на клетки, которые отвечают за формирование иммунного ответа. На дендритные клетки крови производилось воздействие биологически активными веществами, что привело к преобразованию клеток-предшественниц в клетки, способные подавлять иммунные реакции.

Препарат предполагается вводить непосредственно в полость сустава, что должно привести к значительному уменьшению выраженности воспаления аутоиммунной природы. Если клинические испытания дадут положительные результаты, а также будет тщательно исследована безопасность терапии модифицированными клетками крови для пациентов, то есть надежда, что через несколько лет появится реальный шанс внедрения патогенетического лечении РА в широкую врачебную практику.

Русский лекарь

Войти через uID

Каталог статей

Современные методы лечения больных ревматоидным артритом

Ревматоидный артрит — это заболевание, находящееся в фокусе внимания ревматологов всего мира в течение десятилетий. Это связано с большим медицинским и социальным значением этой болезни. Ее распространенность достигает 0,5–2% от общей численности населения в промышленно развитых странах. У больных ревматоидным артритом наблюдается уменьшение продолжительности жизни по сравнению с общей популяцией на 3–7 лет. Трудно переоценить колоссальный ущерб, наносимый этим заболеванием обществу за счет ранней инвалидизации пациентов, которая при отсутствии своевременно начатой активной терапии может наступать в первые 5 лет от дебюта болезни.

Ревматоидный артрит — хроническое воспалительное заболевание неясной этиологии, для которого характерно поражение периферических синовиальных суставов и периартикулярных тканей, сопровождающееся аутоиммунными нарушениями и способное приводить к деструкции суставного хряща и кости, а также к системным воспалительным изменениям.

Патогенез заболевания весьма сложен и во многом недостаточно изучен. Несмотря на это, к настоящему времени хорошо известны некоторые ключевые моменты в развитии ревматоидного воспаления, которые определяют основные методы лечебного воздействия на него.
Развитие хронического воспаления в данном случае связано с активацией и пролиферацией иммунокомпетентных клеток (макрофагов, Т- и В-лимфоцитов), что сопровождается выделением клеточных медиаторов — цитокинов, факторов роста, молекул адгезии, а также синтезом аутоантител (например, антицитруллиновых антител) и формированием иммунных комплексов (ревматоидные факторы). Эти процессы ведут к формированию новых капиллярных сосудов (ангиогенез) и разрастанию соединительной ткани в синовиальной оболочке, к активации циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2) с повышением синтеза простагландинов и развитием воспалительной реакции, к выделению протеолитических ферментов, активации остеокластов, а в результате — к деструкции нормальных тканей суставов и возникновению деформаций.

Лечение ревматоидного артрита

Лечение включает:
медикаментозную терапию;
немедикаментозные методы терапии;
ортопедическое лечение, реабилитацию.

Исходя из патогенеза заболевания, становится очевидным, что эффективно воздействовать на развитие заболевания можно на двух уровнях:
подавляя избыточную активность иммунной системы;
блокируя выработку медиаторов воспаления, в первую очередь простагландинов.

Поскольку, помимо собственно воспаления, активация иммунной системы сопровождается многими другими патологическими процессами, воздействие на первом уровне является существенно более глубоким и эффективным, нежели на втором. Медикаментозная иммуносупрессия представляет собой основу лечения ревматоидного артрита. К иммуносупрессорам, применяющимся для лечения данного заболевания, относятся базисные противовоспалительные препараты (БПВП), биологические препараты и глюкокортикостероиды. На втором уровне действуют нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и глюкокортикостероиды.

В целом иммуносупрессивная терапия сопровождается более медленным развитием клинического эффекта (в широких рамках — от нескольких дней в случае биологической терапии до нескольких месяцев в случае применения некоторых БПВП), который в то же время бывает очень выраженным (вплоть до развития клинической ремиссии) и стойким, а также характеризуется торможением деструкции суставов.

Собственно противовоспалительная терапия (НПВП) может давать клинический эффект (обезболивание, уменьшение скованности) очень быстро — в течение 1–2 ч, однако при помощи такого лечения практически невозможно полностью купировать симптоматику при активном ревматоидном артрите и, по-видимому, оно совсем не влияет на развитие деструктивных процессов в тканях.

Глюкокортикостероиды обладают как иммуносупрессивным, так и непосредственным противовоспалительным эффектом, поэтому клиническое улучшение может развиваться быстро (в течение нескольких часов при внутривенном или внутрисуставном введении). Имеются данные о подавлении прогрессирования эрозивного процесса в суставах при длительной терапии низкими дозами глюкокортикостероидов и о положительном их влиянии на функциональный статус больного. В то же время из практики хорошо известно, что назначение только глюкокортикостероидов, без других иммуносупрессивных средств (БПВП), редко дает возможность достаточно эффективно контролировать течение болезни.

Немедикаментозные способы терапии ревматоидного артрита (физиотерапия, бальнеотерапия, диетотерапия, акупунктура и др.) представляют собой дополнительные методики, с помощью которых можно несколько улучшить самочувствие и функциональный статус пациента, но не купировать симптоматику и достоверно повлиять на деструкцию суставов.

Ортопедическое лечение, включающее ортезирование и хирургическую коррекцию деформаций суставов, а также реабилитационные мероприятия (лечебная физкультура и др.) имеют особое значение преимущественно на поздних стадиях заболевания для поддержания функциональной способности и улучшения качества жизни больного.

Основными целями лечения при РА являются:
купирование симптомов заболевания, достижение клинической ремиссии или как минимум низкой активности болезни;
торможение прогрессирования структурных изменений в суставах и соответствующих функциональных нарушений;
улучшение качества жизни больных, сохранение трудоспособности.

Надо иметь в виду, что цели лечения могут существенно изменяться в зависимости от длительности болезни. На ранней стадии болезни, т. е. при длительности болезни 6–12 мес, достижение клинической ремиссии — вполне реальная задача, так же как и торможение развития эрозий в суставах. С помощью современных методов активной медикаментозной терапии удается добиться ремиссии у 40–50% пациентов, показано также отсутствие появления новых эрозий по данным рентгенографии и магнитно-резонансной томографии у значительного количества больных при длительности наблюдения 1–2 года.

При длительно текущем ревматоидном артрите, особенно при недостаточно активной терапии в первые годы заболевания, достижение полной ремиссии теоретически тоже возможно, однако вероятность этого значительно ниже. То же самое можно сказать и о возможности остановить прогрессирование деструкции в суставах, уже существенно разрушенных за несколько лет болезни. Поэтому при далеко зашедшем ревматоидном артрите возрастает роль реабилитационных мероприятий, ортопедической хирургии. Кроме того, на поздних стадиях заболевания длительная поддерживающая базисная терапия может использоваться для вторичной профилактики осложнений болезни, таких как системные проявления (васкулит и др.), вторичный амилоидоз.

Базисная терапия ревматоидного артрита. БПВП (синонимы: базисные препараты, болезнь-модифицирующие антиревматические препараты, медленно действующие препараты) являются главным компонентом лечения ревматоидного артрита и при отсутствии противопоказаний должны быть назначены каждому пациенту с этим диагнозом. Особенно важно максимально быстрое назначение БПВП (сразу после установления диагноза) на ранней стадии, когда имеется ограниченный период времени (несколько месяцев от появления симптоматики) для достижения наилучших отдаленных результатов — так называемое «терапевтическое окно».

Классические БПВП обладают следующими свойствами.
Способность подавлять активность и пролиферацию иммунокомпетентных клеток (иммуносупрессия), а также пролиферацию синовиоцитов и фибробластов, что сопровождается выраженным снижением клинико-лабораторной активности РА.
Стойкость клинического эффекта, в том числе его сохранение после отмены препарата.
Способность задерживать развитие эрозивного процесса в суставах.
Способность индуцировать клиническую ремиссию.
Медленное развитие клинически значимого эффекта (обычно в течение 1–3 мес от начала лечения).

БПВП существенно различаются между собой по механизму действия и особенностям применения. Основные параметры, характеризующие БПВП, представлены в таблице 1.
БПВП условно могут быть подразделены на препараты первого и второго ряда. Препараты первого ряда обладают наилучшим соотношением эффективности (достоверно подавляют как клиническую симптоматику, так и прогрессирование эрозивного процесса в суставах) и переносимости, в связи с чем назначаются большинству пациентов.

К БПВП первого ряда относятся следующие.
Метотрексат — «золотой стандарт» терапии ревматоидного артрита. Рекомендуемые дозы — 7,5–25 мг в неделю — подбираются индивидуально путем постепенного повышения на 2,5 мг каждые 2–4 нед до достижения хорошего клинического ответа либо возникновения непереносимости. Препарат дается внутрь (еженедельно в течение двух последовательных дней дробно в 3–4 приема каждые 12 ч). В случае неудовлетворительной переносимости метотрексата при приеме внутрь за счет диспепсии и других жалоб, связанных с желудочно-кишечным трактом (ЖКТ), препарат может быть назначен парентерально (одна в/м или в/в инъекция в неделю).

Лефлуномид (арава) . Стандартная схема лечения: внутрь по 100 мг в сутки в течение 3 дней, затем 20 мг/сут постоянно. При риске непереносимости препарата (пожилой возраст, заболевания печени и др.) лечение можно начинать с дозы 20 мг/сут.
По эффективности сопоставим с метотрексатом, имеет несколько лучшую переносимость.
Есть данные о более высокой эффективности лефлуномида в отношении качества жизни больных, особенно при раннем ревматоидном артрите. Стоимость лечения лефлуномидом достаточно высока, поэтому он чаще назначается при наличии противопоказаний к применению метотрексата, его неэффективности или непереносимости, однако может использоваться и как первый базисный препарат.

Сульфасалазин. В клинических испытаниях не уступал по эффективности другим БПВП, однако клиническая практика показывает, что достаточный контроль над течением болезни сульфасалазин обычно обеспечивает при умеренной и низкой активности ревматоидного артрита.

БПВП второго ряда применяются значительно реже в связи с меньшей клинической эффективностью и/или большей токсичностью. Они назначаются, как правило, при неэффективности или непереносимости БПВП первого ряда.

БПВП способны вызвать значительное улучшение (хороший клинический ответ) приблизительно у 60% пациентов. В связи с медленным развитием клинического эффекта назначение БПВП на сроки менее 6 мес не рекомендуется. Длительность лечения определяется индивидуально, типичная продолжительность «курса» лечения одним препаратом (в случае удовлетворительного ответа на терапию) составляет 2–3 года и более. Большинство клинических рекомендаций подразумевают неопределенно долгое применение поддерживающих дозировок БПВП для сохранения достигнутого улучшения.

При недостаточной эффективности монотерапии каким-либо базисным препаратом может быть избрана схема комбинированной базисной терапии, т. е. сочетания двух-трех БПВП. Наиболее хорошо зарекомендовали себя следующие сочетания:
метотрексат + лефлуномид;
метотрексат + циклоспорин;
метотрексат + сульфасалазин;
метотрексат + сульфасалазин + гидроксихлорохин.

В комбинированных схемах препараты обычно применяются в средних дозировках. В ряде клинических исследований было продемонстрировано превосходство комбинированной базисной терапии над монотерапией, однако более высокая эффективность комбинированных схем не считается строго доказанной. Комбинация БПВП ассоциирована с умеренным повышением частоты побочных эффектов.

Биологические препараты в лечении ревматоидного артрита. Термин биологические препараты (от англ. biologics) применяется по отношению к лекарственным средствам, производимым с использованием биотехнологий и осуществляющим целенаправленное («точечное») блокирование ключевых моментов воспаления с помощью антител или растворимых рецепторов к цитокинам, а также другим биологически активным молекулам. Таким образом, биологические препараты не имеют никакого отношения к «биологически активным пищевым добавкам». В связи с большим количеством «молекул-мишеней», воздействие на которые потенциально может подавлять иммунное воспаление, разработан целый ряд лекарственных средств из этой группы и еще несколько препаратов проходят клинические испытания.

К основным зарегистрированным в мире для лечения ревматоидного артрита биологическим препаратам относятся:
инфликсимаб, адалимумаб, этанерсепт (воздействуют на фактор некроза опухоли (ФНО);
ритуксимаб (воздействует на CD 20 (В-лимфоциты));
анакинра (воздействует на интерлейкин-1);
абатасепт (воздействует на CD 80, CD 86, CD 28).

Для биологических препаратов характерны выраженный клинический эффект и достоверно доказанное торможение деструкции суставов. Эти признаки позволяют относить биологические препараты к группе БПВП. В то же время особенностью группы является быстрое (нередко в течение нескольких дней) развитие яркого улучшения, что объединяет биологическую терапию с методами интенсивной терапии. Характерная черта биологических средств — потенцирование эффекта в сочетании с БПВП, в первую очередь с метотрексатом. В связи с высокой эффективностью при ревматоидном артрите, в том числе у резистентных к обычной терапии пациентов, в настоящее время биологическая терапия выдвинулась на второе по значимости место (после БПВП) в лечении этого заболевания.

К отрицательным сторонам биологической терапии относятся:
угнетение противоинфекционного и (потенциально) противоопухолевого иммунитета;
риск развития аллергических реакций и индуцирования аутоиммунных синдромов, связанный с тем, что биологические препараты по химической структуре являются белками;
высокая стоимость лечения.

Биологические методы терапии показаны, если лечение препаратами из группы БПВП (такими, как метотрексат) не является адекватным вследствие недостаточной эффективности или неудовлетворительной переносимости.

Одной из наиболее важных молекул-мишеней служит ФНО, который имеет множество провоспалительных биологических эффектов и способствуют персистенции воспалительного процесса в синовиальной оболочке, деструкции хряща и костной ткани за счет прямого действия на синовиальные фибробласты, хондроциты и остеокласты. Блокаторы ФНО являются наиболее широко применяемыми биологическими средствами в мире.

В России зарегистрирован препарат из этой группы инфликсимаб (ремикейд), представляющий собой химерное моноклональное антитело к ФНО. Препарат, как правило, назначается в сочетании с метотрексатом.
У пациентов с недостаточной эффективностью терапии средними и высокими дозами метотрексата инфликсимаб существенно улучшает ответ на лечение и функциональные показатели, а также приводит к выраженному торможению прогрессирования сужения суставной щели и развития эрозивного процесса.

Показанием к назначению инфликсимаба в комбинации с метотрексатом является неэффективность одного или более БПВП, применявшихся в полной дозе (в первую очередь метотрексата), с сохранением высокой воспалительной активности (пять и более припухших суставов, скорость оседания эритроцитов (СОЭ) более 30 мм/ч, С-реактивный белок (СРБ) более 20 мг/л). При раннем ревматоидном артрите с высокой воспалительной активностью и быстрым нарастанием структурных нарушений в суставах комбинированная терапия метотрексатом и инфликсимабом может быть назначена сразу.

До назначения инфликсимаба требуется провести скрининговое обследование на туберкулез (рентгенография грудной клетки, туберкулиновая проба). Рекомендуемая схема применения: начальная доза 3 мг/кг массы тела больного в/в капельно, затем по 3 мг/кг массы тела через 2, 6 и 8 нед, далее по 3 мг/кг массы тела каждые 8 нед, при недостаточной эффективности доза может повышаться вплоть до 10 мг/кг массы тела.
Длительность лечения определяется индивидуально, обычно не менее 1 года. После отмены инфликсимаба поддерживающая терапия метотрексатом продолжается. Следует иметь в виду, что повторное назначение инфликсимаба после окончания курса лечения этим препаратом ассоциировано с повышенной вероятностью реакций гиперчувствительности замедленного типа.

Вторым зарегистрированным в нашей стране препаратом для проведения биологической терапии является ритуксимаб (мабтера) . Действие ритуксимаба направлено на подавление В-лимфоцитов, которые не только являются ключевыми клетками, отвечающими за синтез аутоантител, но и выполняют важные регуляторные функции на ранних стадиях иммунных реакций. Препарат обладает выраженной клинической эффективностью, в том числе у больных, недостаточно отвечающих на терапию инфликсимабом.

Для лечения ревматоидного артрита препарат применяется в дозе 2000 мг на курс (две инфузии по 1000 мг, каждая с промежутком в 2 нед). Ритуксимаб вводится внутривенно медленно, рекомендуется проведение инфузии в условиях стационара с возможностью точного контроля за скоростью введения. Для профилактики инфузионных реакций целесообразно предварительное введение метилпреднизолона 100 мг. При необходимости возможно проведение повторного курса инфузий ритуксимаба через 6–12 мес.

Согласно европейским клиническим рекомендациям, ритуксимаб целесообразно назначать в случаях неэффективности или невозможности проведения терапии инфликсимабом. Возможность применения ритуксимаба в качестве первого биологического препарата служит в настоящее время предметом исследований.

Глюкокортикостероиды. Глюкокортикостероиды обладают многогранным противовоспалительным действием, обусловленным блокадой синтеза провоспалительных цитокинов и простагландинов, а также торможением пролиферации за счет воздействия на генетический аппарат клеток. Глюкокортикостероиды оказывают быстрый и ярко выраженный дозозависимый эффект в отношении клинических и лабораторных проявлений воспаления. Применение глюкокортикостероидов чревато развитием нежелательных реакций, частота которых также повышается с увеличением дозы препарата (стероидный остеопороз, медикаментозный синдром Иценко–Кушинга, поражение слизистой ЖКТ). Эти препараты сами по себе в большинстве случаев не могут обеспечить полноценного контроля над течением ревматоидного артрита и должны назначаться вместе с БПВП.

Глюкокортикостероиды при данном заболевании применяются системно и локально. Для системного применения показан основной метод лечения — назначение низких доз внутрь (преднизолон — до 10 мг/сут, метилпреднизолон — до 8 мг/сут) на длительный период при высокой воспалительной активности, полиартикулярном поражении, недостаточной эффективности БПВП.

Средние и высокие дозы глюкокортикостероидов внутрь (15 мг/сут и более, обычно 30–40 мг/сут в пересчете на преднизолон), а также пульс-терапия глюкокортикостероидами — внутривенное введение высоких доз метилпреднизолона (250–1000 мг) или дексаметазона (40–120 мг) могут применяться для лечения тяжелых системных проявлений ревматоидного артрита (выпотной серозит, гемолитическая анемия, кожный васкулит, лихорадка и др.), а также некоторых особых форм болезни. Продолжительность лечения определяется временем, необходимым для купирования симптоматики, и составляет обычно 4–6 нед, после чего осуществляется постепенное ступенчатое снижение дозы с переходом на лечение низкими дозами глюкокортикостероидов.

Глюкокортикостероиды в средних и высоких дозах, пульс-терапия, по-видимому, не обладают самостоятельным влиянием на течение ревматоидного артрита и развитие эрозивного процесса в суставах.

Для локальной терапии применяются препараты в микрокристаллической форме, назначающиеся в виде внутрисуставных и периартикулярных инъекций: бетаметазон, триамсинолон, метилпреднизолон, гидрокортизон.

Глюкокортикостероиды для локального применения обладают ярко выраженным противовоспалительным действием, преимущественно в месте введения, а в ряде случаев — и системным действием. Рекомендуемые суточные дозы составляют: 7 мг — для бетаметазона, 40 мг — для триамсинолона и метилпреднизолона, 125 мг — для гидрокортизона. Эта доза (суммарно) может использоваться для внутрисуставного введения в один крупный (коленный) сустав, два сустава среднего размера (локтевые, голеностопные и др.), 4–5 мелких суставов (пястно-фаланговые и др.), либо для периартикулярного введения препарата в 3–4 точки.

Эффект после однократного введения обычно наступает на протяжении 1–3 дней и сохраняется в течение 2–4 нед при хорошей переносимости.

В связи с этим повторные инъекции глюкокортикостероидов в один сустав нецелесообразно назначать ранее чем через 3–4 недели. Проведение курса из нескольких внутрисуставных инъекций в один и тот же сустав не имеет терапевтического смысла и чревато осложнениями (локальный остеопороз, усиление деструкции хряща, остеонекроз, нагноение). В связи с повышенным риском развития остеонекроза внутрисуставное введение глюкокортикостероидов в тазобедренный сустав в целом не рекомендуется.

Глюкокортикостероиды для локального применения назначаются в качестве дополнительного метода купирования обострений ревматоидного артрита и не могут служить заменой системной терапии.

НПВП. Значение НПВП в лечении ревматоидного артрита за последние годы существенно снизилось в связи с появлением новых эффективных схем патогенетической терапии. Противовоспалительное действие НПВП достигается с помощью подавления активности ЦОГ, или избирательно ЦОГ-2, и тем самым снижается синтез простагландинов. Таким образом НПВП действуют на конечное звено ревматоидного воспаления.

Действие НПВП при ревматоидном артрите — уменьшение выраженности симптомов болезни (боль, скованность, припухлость суставов). НПВП обладают обезболивающим, противовоспалительным, жаропонижающим эффектом, но мало влияют на лабораторные показатели воспаления. В подавляющем большинстве случаев НПВП не способны как-либо заметно изменить течение заболевания. Их назначение в качестве единственного противоревматического средства при достоверном диагнозе ревматоидный артрит в настоящее время считается ошибкой. Тем не менее НПВП являются основным средством симптоматической терапии при данном заболевании и в большинстве случаев назначаются в сочетании с БПВП.

Наряду с лечебным эффектом, все НПВП, включая селективные (ингибиторы ЦОГ-2), способны вызывать эрозивно-язвенное поражение ЖКТ (в первую очередь верхних его отделов — «НПВП-гастропатия») с возможными осложнениями (кровотечения, перфорации и пр.), а также нефротоксические и другие нежелательные реакции.

Основные характерные черты, которые необходимо учитывать при назначении НПВП, следующие.
Не существует значимых различий между НПВП в плане эффективности (для большинства препаратов эффект пропорционален дозе вплоть до максимальной рекомендуемой).
Существуют значительные различия между разными НПВП по переносимости, особенно в отношении поражения ЖКТ.
Частота нежелательных эффектов обычно пропорциональна дозе НПВП.
У пациентов с повышенным риском развития НПВП-ассоциированного поражения ЖКТ риск может быть снижен путем параллельного назначения блокаторов протонной помпы, мизопростола.

Существует индивидуальная чувствительность к различным НПВП как в отношении эффективности, так и переносимости лечения. Дозы НПВП при ревматоидном артрите соответствуют стандартным. Продолжительность лечения НПВП определяется индивидуально и зависит от потребности больного в симптоматической терапии. При хорошем ответе на терапию БПВП препарат из группы НПВП может быть отменен.

К наиболее часто применяющимся при ревматоидном артрите НПВП относятся:
диклофенак (50–150 мг/сут);
нимесулид (200–400 мг/сут);
целекоксиб (200–400 мг/сут);
мелоксикам (7,5–15 мг/сут);
ибупрофен (800–2400 мг/сут);
лорноксикам (8–12 мг/сут).

Селективные НПВП, по эффективности достоверно не отличаясь от неселективных, реже вызывают НПВП-гастропатии и серьезные нежелательные реакции со стороны ЖКТ, хотя и не исключают развитие этих осложнений. Ряд клинических исследований продемонстрировал повышенную вероятность развития тяжелой сосудистой патологии (инфаркт миокарда, инсульт) у пациентов, получавших препараты из группы коксибов, в связи с чем возможность лечения целекоксибом должна обсуждаться с особой осторожностью у больных с ИБС и другими серьезными кардиоваскулярными патологиями.

Дополнительные медикаментозные методы лечения. В качестве симптоматического анальгетика (или дополнительного анальгетика при недостаточной эффективности НПВП) может использоваться парацетамол (ацетаминофен) в дозе 500–1500 мг/сут, который обладает относительно невысокой токсичностью. Для локальной симптоматической терапии используются НПВП в виде гелей и мазей, а также диметилсульфоксид в виде 30–50% водного раствора в форме аппликаций. При наличии остеопороза показано соответствующее лечение препаратами кальция, витамина Д3, бифосфонатами, кальцитонином.

Общие принципы ведения больных РА

Больному с установленным диагнозом ревматоидный артрит должен быть назначен препарат из группы БПВП, который при хорошем клиническом эффекте может применяться как единственный метод терапии. Другие лечебные средства используются по мере необходимости.

Больной должен быть информирован о характере своего заболевания, течении, прогнозе, необходимости длительного сложного лечения, а также о возможных нежелательных реакциях и схеме контроля за лечением, неблагоприятных сочетаниях с другими препаратами (в частности, алкоголем), возможной активации очагов хронической инфекции на фоне лечения, целесообразности временной отмены иммуносупрессивных препаратов при возникновении острых инфекционных заболеваний, о необходимости контрацепции на фоне лечения.

Терапия ревматоидного артрита должна назначаться врачом-ревматологом и проводиться под его наблюдением. Лечение биологическими препаратами может проводиться только под контролем ревматолога, имеющего достаточные знания и опыт для его проведения. Терапия является длительной и подразумевает периодический контроль активности болезни и оценку ответа на терапию.

Мониторинг активности болезни и ответа на терапию включает оценку показателей суставного статуса (число болезненных и припухших суставов и др.), острофазовых показателей крови (СОЭ, СРБ), оценку боли и активности болезни по визуальной аналоговой шкале, оценку функциональной активности больного в повседневной деятельности с помощью русского варианта опросника состояния здоровья (HAQ). Существуют признанные международным сообществом ревматологов методики количественной оценки ответа на лечение с помощью рекомендованного Европейской лигой по борьбе с ревматизмом (EULAR) индекса DAS (Disease Activity Score) и критериев Американской коллегии ревматологов (ACR). Кроме того, должен осуществляться мониторинг безопасности проводимой пациенту терапии (в соответствии и формуляром и существующими клиническими рекомендациями). В связи с тем, что эрозивный процесс может развиваться даже при низкой воспалительной активности, помимо оценки активности болезни и ответа на терапию обязательно применяется рентгенография суставов. Прогрессирование деструктивных изменений в суставах оценивают путем стандартной рентгенографии кистей и стоп с использованием рентгенологической классификации стадий ревматоидного артрита, количественных методик по индексам Sharp и Larsen. С целью мониторинга состояния больного обследование рекомендуется проводить с определенной периодичностью.

Лечение резистентного к терапии РА

Резистентным к лечению целесообразно считать пациента с неэффективностью (отсутствием 20% улучшения по основным показателям) как минимум двух стандартных БПВП в достаточно высоких дозах (метотрексат — 15–20 мг/нед, сульфасалазин — 2000 мг/сут, лефлуномид — 20 мг/сут). Неэффективность может быть первичной и вторичной (возникающей после периода удовлетворительного ответа на терапию либо при повторном назначении препарата). Существуют следующие пути преодоления резистентности к терапии:
назначение биологических препаратов (инфликсимаб, ритуксимаб);
назначение глюкокортикостероидов;
применение комбинированной базисной терапии;
применение БПВП второго ряда (циклоспорин и др.).

С точки зрения отдаленных результатов в отношении функциональных нарушений, качества жизни и ее продолжительности оптимальной стратегией терапии ревматоидного артрита является многолетнее лечение БПВП с планомерной сменой схемы их применения по мере необходимости.

Программа медицинской реабилитации
Лечение заболеваний суставов проводится соответственно с учетом периода заболевания. В остром периоде заболевания лечение артритов строится на принципах сохранения покоя для больного сустава. Про-
ноли гея лечение положением, применяется тепло и ультрафиолетовые облучения для уменьшения болезненности в пораженных суставах. В подострой стадии в целях сохранения функций больных суставов показана комплексная физическая реабилитация: лечение положением, лечебный массаж, занятия лечебной гимнастикой в сочетании с физиотерапевтическими процедурами (УФО, тепловые процедуры, сероводородные ванны). В хроническом процессе комплексная физическая реабилитация включает в себя лечебный массаж, занятия лечебной гимнастикой, бальнеолечение (сероводородные, радоновые ванны), грязелечение в соединении с санаторно-курортными условиями.

Вся система физической реабилитации делится на 3 этапа: в стационаре: в условиях санатория или поликлиники; в домашних условиях.
В процессе физической реабилитации ставятся следующие задачи:
• воздействие на пораженные суставы с целью развития их подвижности и профилактики дальнейшего нарушения функции;
• укрепление мышечной системы и повышение ее работоспособности;
• улучшение кровообращения в суставах, борьба с атрофией в мышцах;
• противодействие отрицательному влиянию постельного режима (стимуляция функций кровообращения, дыхания, повышения обмена веществ);
• уменьшение болевых ощущений путем приспособления пораженных суставов к дозированной физической нагрузке;
• реабилитация физической работоспособности.

I этап физической реабилитации в стационаре относится к началу подострого периода заболевания (выраженные экссудативные явления — отечность, болевые контрактуры, ограничение движений, деформация различной степени, атрофия мышц). В первый период применяются пассивные упражнения для больных суставов. Они не должны сопровождаться болезненностью и выраженной защитной реакцией в виде рефлекторного напряжения мышц. Пассивным движениям должен предшествовать лечебный массаж для расслабления мышц.
Во второй период физической реабилитации на этом этане с уменьшением экссудативных явлений больной может производить первые активные движения в больных суставах в наиболее удобных положениях. Применяют активные и пассивные упражнения, а также пассивные упражнения с помощью здоровой конечности для увеличения амплитуды движений, упражнения со снарядами.
Перед выполнением упражнений проводится лечебный массаж, применяются физиотерапевтические процедуры (УФО, парафиновые аппликации, озокерит).

II этап физической реабилитации в условиях санатория или поликлиники назначается, когда отсутствуют воспалительные явления в пораженных суставах, но еше имеются некоторые ограничения движений. Специальные упражнения направлены на растяжение связочного аппарата пораженных суставов и укрепление мышц, особенно разгибателей. Занятия лечебной гимнастикой проводятся в исходном положении стоя, применяются активные упражнения для больных и здоровых суставов.
В комплекс физической реабилитации на этом этапе входит грязелечение (Старая Русса) или бальнеолечение (Мацеста и др.).
Эти процедуры применяют до занятий лечебной гимнастикой. Самостоятельное выполнение больными физических упражнений является обязательным для обеспечения наилучшего эффекта.

III этап физической реабилитации относится к периоду реконвалесценции, имеет профилактическое значение и проводится в поликлинике или домашних условиях. Основной задачей этапа является поддержание и сохранение достигнутых движений в суставах. Без систематической тренировки движения в пораженных суставах могут постепенно ухудшаться. Пациенты занимаются по разработанному комплексу упражнений в зависимости от пораженных суставов.
Лицам молодого и среднего возраста можно рекомендовать ходьбу на лыжах, непродолжительную греблю, плавание (температура воды 28 — 29°С). игры в теннис, волейбол. Лицам пожилого возраста разрешаются только пешеходные прогулки.

Программа профессиональной реабилитации

РА, легкая форма (преимущественно суставная или комбинированная, с деформирующим остеоартрозом; активность I-II степени; I-II стадия процесса; нарушение функции суставов I-II степени.

Противопоказанные условия и характер труда.
Значительное физическое и нервно-психическое напряжение. Умеренное постоянное физическое напряжение, длительная ходьба и стояние, предписанный темп раработы, вынужденное положение тела; неблагоприятные микроклиматические условия (низкие и высокие температуры, повышенная влажность, сквозняки), воздействие токсических веществ, частые и длительные командировки.

РА средней тяжести (рецидивирующее течение, активность II степени; II стадия процесса с нарушением функций суставов II степени; суставно-висцеральная, комбинированная форма с выраженным нарушением функций органов).

Противопоказанные условия и характер труда.
Значительное и умеренное физическое и нервно-психическое напряжение, длительная ходьба и стояние, предписанный темп работы, вынужденное положение тела; неблагоприятные микроклиматические условия (низкие и высокие температуры, повышенная влажность, сквозняки), воздействие токсических веществ, частые и длительные командировки. Профессиональное обучение инвалидов с РА требует использования вспомогательных технических средств — специальная мебель, регулируемые стулья и столы по высоте, приспособления для удержания предметов, опоры для кисти руки и т.п.

РА, легкая форма
Показанные условия и характер труда. Работа с незначительным физическим (1) и умеренным нервно-психическим напряжением (2) в комфортных (1) санитарно-гигиенических условиях.
Масса поднимаемого и перемещаемого груза для женщин — до 3 кг, для мужчин — до 5 кг; при чередовании с другой работой для женщин — до 5 кг, для мужчин — до 12 кг. Рабочая поза — свободная. Допускаются наклоны туловища до 50 раз за смену. Длительность сосредоточенного наблюдения — до 50% времени смены с числом объектов наблюдения до 10, плотностью сигналов до 175 в час. Работа по графику с возможностью коррекции. Решение альтернативных задач по инструкции.
Лицам высокой квалификации, творческого труда возможен активный поиск информации при ее недостатке. Работа в дневную смену не более 8 часов. Возможен сокращенный рабочий день (неделя).

РА, средней тяжести
Показанные условия и характер труда.
Незначительное физическое и нервно-психическое напряжение (1). Оптимальные санитарно-гигиенических условия (1). Работа без подъема тяжестей, без ходьбы.
Рабочая поза удобная, свободная. Решение простых задач. Работа по индивидуальному графику, с сокращенным рабочим днем в специально созданных условиях (спец. предприятие, спец. цех. специальное оборудованное рабочее место; на дому).

Круг доступных профессий: корректор, фототекарь, архивариус, инженер, логопед, научный сотрудник, экономист, статистик.
Для инвалидов с поражением верхних и нижних конечностей специальное рабочее место должно быть оборудовано с учетом специальной рабочей мебелью, приспособлениями для перемещения предметов, удержания предметов, с расширенной зоной рабочего места для перемещения в коляске и др.

Программа социальной реабилитации
Инвалиды вследствие РА нуждаются в информировании и консультировании самого инвалида и его семьи, адаптационном обучении инвалида и его семьи «жизни с инвалидностью», обучению персональному уходу, социальной независимости, пользованию техническими средствами реабилитации, в содействии решения личных проблем, адаптации жилья (установка поручней, настилка нескользящих полов, снятие порогов).

Необходимы технические средства реабилитации:
• для передвижения (трости, костыли, подмышечные костыли, трости трехопорные, прогулочная, комнатная кресло-коляски, и др.);
• средства для приготовления пищи и напитков (средства для резки, рубки и дозировки, для очистки продуктов, машинка для приготовления пищи, средства для варки и жарки и др.);
• средства для ведения домашнего хозяйства (вакуумные очистители, ковровые очистители, выжимальная машина и др.);
• функциональная кровать, прикроватный столик, кроватные поручни;
• перила и поручни;
• . открыватели и закрыватели дверей, окон, занавесок;
• средства для одевания и раздевания;
• средства для отправления естественных надобностей (туалетные сиденья, туалетные подлокотники и др.);
• средства для умывания, купания и принятия душа (кресла для ванной/душа, противоскользящие маты для ванны; мочалки, губки, щетки, намыливатели с рукояткой);
• специальная посуда для еды.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:

СУСТАВЫ стали как новенькие.
Хрящевая ткань омолаживается...

close-link